Сочные факты со всего мира!

Создание новогодней сказки «Чародеи»

В преддверии Нового года мы любим смотреть хорошо знакомые советские новогодние комедии, которые даже через десятки лет не теряют своего «киношарма». Каждому человеку, даже самому взрослому и не верящему в чудеса, в Новый год просто необходимо чудо, пусть и на экране: в «Чародеях» чудеса не просто случаются , их там творят.

Представляем вам любопытные факты из истории создания этого прекрасного фильма, которая не менее интересна, чем сама кинокартина.

Мюзикл «Чародеи» вышел на экраны страны в конце декабря 1982 года. И хотя после премьеры критики не прочили фильму ничего хорошего – например, в газете «Труд» 1983 года писали, что «чувства большого удовлетворения, глубокого следа в памяти премьера не оставила» – эта картина прочно вошла в наш новогодний “телевизионный набор”.

Написанный по книге братьев Стругацких «Понедельник начинается в субботу» сценарий фильма нам повествует о том, что настоящая любовь может творить чудеса. В институте «НУИНУ» (научный универсальный институт необыкновенных услуг) кипит бурная работа по изготовлению волшебной палочки. Презентация изобретения намечена на 31 декабря, в Новогодний вечер. Но тут в дело вступают противники директора института, преследующие свои цели…

Кстати, внутренние помещения НУИНУ снимали в здании телецентра Останкино. Режиссер фильма Константин Бромберг однажды заблудился в нем и забрел в часть здания, где обнаружил восьмипролетную мраморную лестницу с мозаикой и смальтой, о которой, как потом выяснил, все забыли. Банкетный зал, где происходила финальная сцена фильма, — суздальский гостинично-туристический комплекс «Турцентр». Дом, где жила Алена, снимали в городе Пущино. В фильме есть эпизод — когда Алёна летает на метле, она облетела здание «НУИНУ», и его показали снаружи. Хотя выглядит это здание как гостиница «Союз» с двухскатной крышей, однако в реальности гостиница «Союз» двухскатной крыши не имеет. Были выполнены комбинированные съёмки: взяли здание гостиницы «Союз» и наверх «затащили» здание ГТК «Турцентр». Надо сказать, гибрид получился весьма удачным.

Эффектную сцену проезда тройки лошадей по зимнему лесу решили снять в московском Ботаническом саду, что удачно дополнило легендарный музыкальный эпизод «Три белых коня».

В первые дни картину снимали без главного героя. Во всех сценах, где мчится лихая тройка, персонаж Эммануила Виторгана играет на трубе, а сестрёнка Вани (Александр Абдулов) задорно поёт «Три белых коня», Абдулова заменяет дублёр. Крупные планы Ивана были сняты значительно позже. Проблема была в том, что Абдулова отказывалось утверждать телевизионное начальство, которое ранее также отвергло Михаила Боярского. В конце концов Абдулова удалось согласовать, но выяснилось, что помимо работы в театре он снимается в четырёх картинах одновременно. «Чародеи» были пятым фильмом, так что Абдулов поставил всех перед фактом: «Могу сниматься только ночью».

Сотрудницу института НУИНУ, заведующую лабораторией абсолютных неожиданностей, опытную и соблазнительную чародейку Аленушку сыграла Александра Яковлева. В начале фильма она показана как добрая и отзывчивая девушка, которая позже из-за ревности Шемаханской и интриг Сатанеева была превращена в бессердечную и расчётливую карьеристку. Её книжным прототипом, возможно, является ведьмочка Стелла (Понедельник начинается в субботу). Не смотря на слова режиссер Бромберга в самом начале съёмок: «Ведьму-то она сыграет, а вот Алёнушку вряд ли» (у актрисы был весьма своеобразный характер), Аленушка в исполнении Яковлевой неотразима и убедительна. И с Абдуловым актриса прекрасно поладила, так что играть симпатию друг к другу им было несложно.

Сестру главного героя, Вани, Нину Пухову сыграла Аня Гайдаш. «Мои родители к кино никакого отношения не имели, – рассказывала Анна. – Я, как обычно, пришла с подружками в художественную школу во Дворец пионеров, к нам подошла женщина, спросила, хотим ли мы сниматься в кино. Кинопробы мне не удавались. Не хотела говорить текст про то, что я вредная девчонка и плохо учусь, потому что всегда была прилежной ученицей. Но сниматься в кино очень хотелось, и я взяла себя в руки».

Идея белого костюма, в котором щеголял Александр Абдулов (шедевральное «Главное, чтобы костюмчик сидел»), заимствована из фильма «Лихорадка субботнего вечера» (1977). В этом фильме такой же костюм достался главному герою в исполнении Джона Траволты.

На роль директора института НУИНУ Шемаханской пробовались и Наталья Гундарева, и Алиса Фрейндлих, однако сыграла ревнивого мага Первой величины Екатерина Васильева. Персонаж Шемаханской не имеет книжного прототипа, её образ был создан авторами фильма, как синтез образов средневековых чародеек, и вместе с тем он во многом родствен образу Людмилы Прокофьевны Калугиной (Служебный роман). Фамилия, возможно, взята из пушкинской «Сказки о золотом петушке» («шамаханская царица»).

Заместителя директора института НУИНУ, главного антагониста фильма Аполлона Сатанеева бесподобно сыграл Валентин Гафт. Сатанеев — интриган и конъюктурщик, пытающийся обманом жениться на Алёне и «подсидеть» Шемаханскую перед комиссией в Новогоднюю ночь. Примечательно, что на протяжении всей картины Сатанеев не совершает самостоятельно ни одного магического действия и, возможно, даже ничего не смыслит в магии — он даже не смог пройти сквозь стену вслед за Иванушкой. Зато он стал сатирическим образом ловкого администратора, карьериста и «чиновника от науки», устроившегося не на своём месте и занимающегося своими личными делами в ущерб работе.

На съёмочной площадке отношения у Александры Яковлевой и Валентина Гафта были крайне напряженными: актера раздражал чрезмерно долгий процесса макияжа Яковлевой, иногда она путалась в тексте. Однажды она снова забыла текст и Гафт, не переставая играть Сатанеева, схватил её за шею. Артист так разозлился, что его еле уговорили продолжать съёмки. Но снимался он только отдельно от Яковлевой – потом их сводили при монтаже.

Семен Фарада вспоминает, что его роль задумывалась как эпизодная — гость с юга с четырьмя фразами. Но актёр сам придумал себе роль. Например, выдумал появление следов, когда его герой потерялся в лабиринтах коридора. Прямо в кадре выдал фразу: «Боже, как я похудел». Фразу, ставшую крылатой, «Ну кто так строит?!» предложил Семён Фарада после того, как однажды реально заблудился в телецентре и не мог найти съёмочную группу.

Михаил Светин (товарищ Брыль), Абдулов и Виторган свои песни в фильме поют сами (за исключением «Серенады» «…Ей хватит, одной интонации хватит, чтоб пламя до неба разжечь!..»). А вот за Яковлеву и Ашимову пели, соответственно, Ирина Отиева, Ольга Рождественская и Лариса Долина.

Георгий Вицин озвучил говорящего кота Василия. Однако в итоговом монтаже цензура вырезала почти всю роль кота, остались всего два слова: «Хам!» и «Ура!». Вицин был ужасно расстроен. Между прочим, на роль говорящего котика пробовались 18 животных. Им давали сметану и следили за мимикой. Чем выразительнее кот фыркал и облизывался, тем больше шансов у него было получить роль.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *